March 9th, 2012

жаба истины

Инициатива наказуема

Инициатива наказуема, друзья, с этим не поспоришь. Если берёшь на себя (или делишь с кем-то) смелость что-нибудь организовать, всегда получается, что ты чего-то не учёл. На данный момент ситуация с завтрашним квартирником довольно двойственная: либо у нас есть ещё один ценный выступающий, либо есть два слушателя, которых нам бы видеть не хотелось, но вероятностью того, что они могут прийти, всё-таки пренебречь нельзя, ибо их пригласили другие выступающие. Ура, товарищи, мы в жопе на перепутье.
На этом месте я точу топор умываю руки чувствую себя премудрым пескарём, который больше не хочет ввязываться в такие сугубо политические дела (куда ни плюнь, всюду политика, грёбаный 2012 год!), либо осознаю, что никуда мне от этого не деться, раз уж я хочу играть музыку и радовать своих окружающих, и продолжаю биться головой об стену непонимания и разногласия некоторых людей. От чужой грязи не получается умыться, что печально.
А ну и пофиг, товарищи, если мы захотим радоваться и праздновать, слушая под музыку, фиг нам кто это запретит. Я так считаю.
ангел

Засада по всем фронтам

Я нереально "обожаю" нашу соседку снизу, которая, когда мы репетируем с Тилем, начинает долбить по батарее или звонить к нам домой (кто ей дал наш домашний телефон, до сих пор остаётся загадкой для меня и для мамы, на которую, бедную, сваливаются все эти звонки и замечания). Надо, впрочем, отдать этой тётеньке должное: она начинает возмущаться не сразу, а выжидает песен 5 и тогда открывает огонь. Но если учесть, что у нас в программе обычно песен 10 как минимум, то нас её сдержанная толерантность всё равно не утешает. Обычно она аргументирует это тем, что у неё маленький ребёнок засыпает. Я, как уже писала раньше, всё понимаю, но и меня тоже понять можно: в этом семестре (и, как ожидается, во всех последующих) пары у меня заканчиваются вечером, и раньше семи вечера мы никак не успеваем собраться и начать репетицию (учитывая тот факт, что Тиль едет из центра). А сегодня она позвонила и заявила, что они с мужем ложатся спать, нельзя ли потише. Время было ровно восемь. В общем, прикалывались мы долго, но видать, у всех свои причуды, а у нас концерты, как ужиться - не понятно.
Но ору я, надо сказать, очень знатно. Я не наблюдала раньше этого, но во вторник Любовь Валентиновна Бородина заметила: "Твой голос смелее тебя". А я робее и скромнее своего меццо-голоса. Так вот, когда я пою - к чёрту скромность и робость, я всю себя выворачиваю, как мне кажется. Мне это нравится, потому что то, что происходит, напоминает мне мою любимую песню, мой идеал и ориентир того, как должно быть - "Девочка Иштар" Екатерины Болдыревой:

Так поют не все даже там, где ложь не успели изобрести.
Так поют не по годам, а по векам в одной горсти.
Так поют, потому что не могут не петь,
Как не могут не петь птицы.
Знаешь, так поют, если перед глазами смерть
или жизнь через край готова литься. (с)

Я чувствую, что чем больше пою, тем больше на неё похожа, эту девочку Иштар. Так забавно: ведь пою я по сути эстрадно и специально никакие академические приёмы, которые учу на занятиях, в пении своих песен или чужих не использую, но пою уже всё увереннее и сильнее, и когда надо дать фолка, горло как-то само знает, что делать, и делает всё, что нужно, почти без моего ведома. В общем, порепетировали мы прекрасно: из Тильского вистла лились такие дивные звуки, что сумели зачаровать моего внутреннего Финрода Фелагунда)
Как интересно узнавать себя!
Вот бы только иметь ещё маленький домик, чтоб никаких соседей ни под, ни над, ни справа, ни слева, и репетировать, сколько душе угодно.